Category: праздники

Category was added automatically. Read all entries about "праздники".

Крамник

Что тут?

Никогда не относитесь слишком серьезно ни к себе, ни к тому, что вы делаете. Возможно, у вас не будет других поводов посмеяться.

/В.И. Ленин в беседе с И.В. Сталиным по скайпу в 1916 году/
Крамник

Ко дню рождения Сталина

могу лишь повторить строки Твардовского.

Когда кремлевскими стенами
Живой от жизни огражден,
Как грозный дух он был над нами, -
Иных не знали мы имен.

Гадали, как еще восславить
Его в столице и селе.
Тут ни убавить,
Ни прибавить, -
Так это было на земле...


Так это было: четверть века
Призывом к бою и труду
Звучало имя человека
Со словом Родина в ряду.

Оно не знало меньшей меры,
Уже вступая в те права,
Что у людей глубокой веры
Имеет имя божества.

И было попросту привычно,
Что он сквозь трубочный дымок
Все в мире видел самолично
И всем заведовал, как бог,

Что простирались эти руки
До всех на свете главных дел -
Всех производств,
Любой науки,
Морских глубин и звездных тел;

И всех свершений счет несметный
Был предуказан - что к чему,
И даже славою посмертной
Герой обязан был ему...

И те, что рядом шли вначале,
Подполье знали и тюрьму,
И брали власть, и воевали, -
Сходили в тень по одному,

Кто в тень, кто в сон, - тот список длинен, -
В разряд досрочных стариков.
Уже не баловал Калинин
Кремлевским чаем ходоков...

А те и вовсе под запретом,
А тех и нет уже давно.
И где каким висеть портретам -
Впредь на века заведено...

Так на земле он жил и правил,
Держа бразды крутой рукой.
И кто при нем его не славил,
Не возносил -
Найдись такой!

Не зря, должно быть, сын востока,
Он до конца являл черты
Своей крутой, своей жестокой
Неправоты.
И правоты.

Но кто из нас годится в судьи -
Решать, кто прав, кто виноват?
О людях речь идет, а люди
Богов не сами ли творят?

Не мы ль, певцы почетной темы,
Мир извещавшие спроста,
Что и о нем самом поэмы
Нам лично он вложил в уста?

Не те ли все, что в чинном зале,
И рта открыть ему не дав,
Уже, вставая, восклицали:
"Ура! Он снова будет прав..."?
.

Мы звали - станем ли лукавить?-
Его отцом в стране-семье.
Тут ни убавить,
Ни прибавить,-
Так это было на земле.

То был отец, чье только слово,
Чьей только брови малый знак -
Закон.
Исполни долг суровый -
И что не так,
Скажи, что так...

О том не пели наши оды,
Что в час лихой, закон презрев,
Он мог на целые народы
Обрушить свой верховный гнев...

А что подчас такие бури
Судьбе одной могли послать,
Во всей доподлинной натуре -
Тебе об этом лучше знать.

Но в испытаньях нашей доли.
Была, однако, дорога
Та непреклонность отчей воли,
С какою мы на ратном поле
В час горький встретили врага

И под Москвой, и на Урале -
В труде, лишеньях и борьбе -
Мы этой воле доверяли
Никак не меньше, чем себе.

Мы с нею шли, чтоб мир избавить,
Чтоб жизнь от смерти отстоять,
Тут ни убавить,
Ни прибавить, -
Ты помнишь все, отчизна-мать.

Ему, кто все, казалось, ведал,
Наметив курс грядущим дням,
Мы все обязаны победой,
Как ею он обязан нам...

А.Т.Твардовский
Крамник

Вчерась был у нас стол круглый с участием Минкина.

Где в частности, обсуждался его пассаж:

__________________
Г-н президент, Берлин взяли штурмом к 1 мая 1945 года. Кто-то считает, что это было правильно. А кто-то сомневается: стоило ли губить сотни тысяч солдат ради праздника солидарности трудящихся? До капитуляции оставались дни. Осажденный Берлин неизбежно бы сдался. Но приказали взять к празднику, взять в лоб.
По разным оценкам, ради этого погибло от шестисот до восьмисот тысяч наших людей. Тех самых, о священной памяти которых вы говорите, принимая парады в День Победы.
______________________

Исаев сообщил Минкину, что тот, мягко говоря, преувеличивает число погибших при штурме Берлина.

На что тот заявил буквально следующее: "Если мне покажут источник с документальным подтверждением более низких потерь, то я готов написать опровержение."


Только что отправил Александру Викторовичу ссылку на Кривошеева. Отдельно показал параграф о берлинской операции, разъяснил разницу между общими и безвозвратными потерями.


Теперь остается только ждать. Человек он честный, опровержение, начить, напишет обязательно.
СССР

С днем Победы.

Стих из детства вспомнился. Не знаю чей.

Мы бродили лесами
Щедрой нашей земли,
Землянику искали ,
А землянку нашли.

Над землянкой
На брёвнах
Холм песчаный навис.
Пять ступенек неровных
Опускаются вниз.

И когда мы сходили
В темноту под уклон,
Из-под ног покатился
Небольшой медальон.

В нём - записка солдата.
Желтоватый листок.
Без фамилий и даты
Людям несколько строк:

"Я последним остался.
Заперт.
Выхода нет.
Но фашистам не сдамся .
Вам, живые, привет!"

Мы молчали недвижно
В честь героя - бойца.
В тишине было слышно,
Как стучали сердца.

Из землянки холодной,
Где нашли медальон,
Как в поклоне глубоком,
Выходили в наклон.

И никак не поверить,
Что его уже нет,
Кто в бою перед смертью
шлёт народу привет...

Вышли.
Листья колышут
Жёлтый солнечный свет.

Мы шагаем и слышим:

-Вам,
живые,
привет!
Крамник

Утащено у

everstti_rymin

Сегодня, помимо Празднования Церковного, Казанския иконы Пресвятыя Богородицы, еще и праздник гражданский:

26 Октября 1612 года ограниченный международный миротворческий контингент для поддержания демократии сожрал в Московском Кремле последнюю крысу и капитулировал. Следующие 380 лет демократии у нас не было.

С праздником!
Красный

Френдоведческое

Удалил bukarskii.

За вот это: Как же я завидую россиянам, что у них есть День национального единства, который они празднуют в Праздник Казанской Иконы Божией Матери. Что они не празднуют ёбанный "Великий Октябрь". И что у них на государственных флагах и гербах нет коммунистической символики.


Как-то не тянет даже в ЖЖ объединяться с человеком, который святой для половины населения страны день (при всей его противоречивости) называет "ебаным". Извинити.
Крамник

Поздравляю

матросов, солдат, сержантов, старшин, курсантов, прапорщиков, мичманов, офицеров, генералов, и адмиралов ВМФ с праздником.





/Картинки не будет, инет тормозной/
Крамник

Тута альтернативные...

празднуют день рождения гражданина Фюрера германской нации, понимаешь.

Внесу свою скромную лепту:

Штурмовая группа советских туристов прорывается на праздник.